ТЯЖЁЛЫЕ БУДНИ



Яндекс.Метрика
 

Интервью проекта Тяжёлые Будни с группой Scartown


Scartown

Общие сведения:

Страна: Россия
Город: Москва
Стиль: Modern metal
Год образования: 2005


Дискография:

«Легенды большого города» — 2006 г.
Оформление: Gyula Havancsak (Венгрия), известный по работе с такими группами, как: Nightingale, Destruction, Annihilator, Grave Digger.
Мастеринг: Dan Swano (Швеция), Edge of Sanity, Bloodbath.

«Вертикальный предел» (EP) — 2007 г.
Оформление: Gyula Havancsak (Венгрия)
Эмблема: Axel Hermann (Германия), сотрудничал с Iced Earth, Stratovarius, Edguy, Sodom.

«Крик мертвой свободы» — 2008 г.
Оформление: Gyula Havancsak (Венгрия)
Сведение и мастеринг: Jonas Kjellgren (Швеция), Sonic Syndicate, Scar Symmetry.


Текущий состав:

Станислав Рыбалкин (вокал)
Максим Аджигитов (сэмплы, чистый голос)
Дмитрий Голяшев (бас)
Михаил Виноградов (гитара)
Алексей Баланин (гитара)
Андрей Ищенко (ударные)


У истоков группы стояли гитарист Андрей Леонтьев, вокалист Станислав Рыбалкин и барабанщик Олег Сергеев, которые впоследствии на осколках команды под названием The Neverland образовали Город шрамов. На сегодняшний день молодая группа Scartown является одним из самых успешных современных коллективов, играющих в стиле modern metal. После выпуска дебютника «Легенды большого города» и EP «Вертикальный предел» Scartown добиваются большого признания, как самих слушателей, так и различных СМИ, получивших положительные отзывы и высокие оценки по проведенным музыкальным рейтингам и опросам. Группа была удостоена звания «Открытие года» от самого известного российского издания об экстремальной музыке — Dark City.

Совсем недавно вышел новый альбом под названием «Крик мертвой свободы», официальный релиз которого был назначен на 24 ноября 2008 года.

Мне посчастливилось связаться с музыкантами и расспросить их о новом альбоме, а также побеседовать на тему всего творчества Scartown в целом.


Scartown — 2008 «Крик мертвой свободы»

— Ребята, как Вы сами оцениваете свой жанр исполнения тяжелой музыки? Знаю, что определение жанра дело неблагодарное, но все же. Просто не раз попадалась на различные статьи в средствах массовой информации, где упоминалось, что вы играете металкор жесткой структуры с примесью мелодик-дэта. Вы согласны с этим высказыванием? Мне же кажется, что данный жанр экстремальной музыки проще будет назвать модерн-метал, то есть современный метал. Что вы думаете по этому поводу?

— Не секрет, что все эти новомодные названия стилей, которые плодятся и размножаются с огромной скоростью, в принципе субъективны. Слушатель постоянно придумывает новые определения, чтобы вписать всю существующую музыку в какие-то рамки, разложить по полочкам в своей голове. Вот эта группа — хардкор, эта — металкор. А музыкант, сидя поздно вечером с гитарой и сочиняя песню, нечасто думает, например: «О, надо написать песню в стиле хардкор с примесью трэша и мелодик павера!» И все эти определения применительно к нам одинаково верны и одинаково ошибочны. Металкор? Да, мы используем многие фишки из того стиля музыки, который нынче принято называть металкором. Мелодик-дэт? И он оказал на нас некоторое влияние. А вот часть гитарных соло на нашем новом альбоме в лучших традиция Закка Уайлда, и что теперь, хард-роком нас называть?
Но Вы, пожалуй, были правы, когда говорили о модерн-метале. Наверное, это самое емкое и точное определение, которое лучше всего подходит нам именно потому, что под него можно записать всю тяжелую музыку XXI века — современный металл. Современный? А чем не современный? Современный! Металл? Металл, он родимый.


— Теперь о новом альбоме. Известно, что оформлением нового альбома снова занимался небезызвестный художник из Венгрии — Дьюла Хаванчак. Почему снова сотрудничаете с ним и изначально выбор пал именно на него? (Не считая Акселя Херманна, который занимался разработкой символа группы). Почему, к примеру, не на Андреаса Маршала, чью, несомненно, восхитительную работу мы можем наблюдать на некоторых альбомах таких известных музыкальных коллективов, как In Flames, Sodom, Blind Guardian, Kreator, Rage, Stratovarius, Dimmu Borgir и мн. др.?

— Андреас Маршал настоящий профессионал своего дела, но, честно говоря, мы далеки от его работ. С Дьюлой же у нас сложились уже почти приятельские отношения, с ним комфортно работать, ему нравится наше творчество, и он каждый раз с большим энтузиазмом берется за наши альбомы. А изначально выбор был сделан в его пользу по той простой причине, что его рисунки буквально завораживают! Они не просто чрезвычайно технично прорисованы, но и несут в себе определенный подтекст, характер. Как мы уже не раз говорили — в ближайшее время вряд ли мы изменим этой традиции.


— Имеется ли какое-то явно выраженное различие между «Вертикальным пределом» и новым релизом «Крик мертвой свободы»? В чем оно выражается?

— Различие примерно как между первой демкой группы школьной самодеятельности и платиновым альбомом Metallica (смеется). Различия и впрямь довольно серьезные. Нет, мы не ушли от того направления, которое задали сами для себя «Пределом». Но мы полтора года шли к этому моменту и готовы представить вам полностью взвешенную и законченную работу. Можно бесконечно рассуждать о том, какой у нас получился альбом — тяжелее или мелодичнее предыдущего, более драйвовый или спокойный, поэтому просто послушайте его сами и сделайте вывод для себя. И этот вывод будет самым правильным объяснением всему.


Scartown

— Какие впечатления от экспериментов с фотосессией, в которой, помимо вас, также принял участие волк?

— На этот раз мы подошли к студийной фотосессии более креативно. Вместо стандартных поз и нахмуренных бровей (что широко распространено в метал-тусовке), мы решили предоставить нашим слушателям кое-что поинтереснее. Проделали большой объем работ и затратили очень много времени на то, что вы сейчас можете увидеть в буклете нового альбома. Было довольно сложно осуществить затею с колючей проволокой из-за того, что у нас не было четкого представления о конечном результате. Фоткались мы на белом фоне с обычными веревками, сложно было проникнуться мыслью, что на самом деле это колючая проволока, врезающаяся в твою кожу и все это будет на фоне индустриальных пейзажей.


— Не раз встречала высказывания различных музыкальных критиков, а также любителей тяжелой музыки и просто почитателей вашего таланта о заметной схожести музыки, которую исполняет группа Scartown и такие коллективы современной метал-сцены, как Scar Symmetry, Children of Bodom, те же Sonic Syndicate. Возможно, что причина кроется в общем (со Scar Symmetry и Sonic Syndicate) саунд-продюсере Йонасе Къеллгрене?
Каково ваше мнение на этот счет?

— Ну почему же… С Йонасом мы начали работать только лишь на этом альбоме. Да, его Scar Symmetry действительно классная группа, но выбрали мы его исключительно по соображениям саунда — решили, что именно он сможет сделать так, чтоб «песня пелась» (улыбается) А сходства — это тоже такая штука, которую кто-то не видит в упор, а кто-то находит ее там, где ее и в помине нет!


— Что Вас больше привлекает: запись в студии или же концертные выступления с различными известными командами, играющими экстремальную музыку?

— Ни без того, ни без другого невозможно нормальное существование группы, и эти вещи между собой кардинальным образом различаются. Концерты — это драйв, угар, миллион эмоций, которые ты получаешь от зала и два миллиона, которые ты залу отдаешь. Это нельзя описать словами, это то, что уже является неотъемлемой частью каждого из нас. Ты выходишь на сцену, чтобы отдать себя своей аудитории, и это того стоит. А работа в студии — это как собеседование с богом. Тут ты обязан проявить себя с лучшей стороны и сделать все, чтобы твои минусы не были заметны, и твой судья — это твой слушатель. При работе в студии каждый из нас обязан проявить максимум своих возможностей, чтобы любой слушатель был доволен нашей работой, и здесь аудитория гораздо шире. Что нам больше нравится… Естественно, концертные выступления, естественно, живой драйв, когда ты видишь людей, которые хотят тебя услышать. Это кайф, наркотик, который не имеет аналогов.


— В какую страну вы в первую очередь захотели бы отправиться с концертным выступлением?

— Наверное, в Швецию. Будет повод повидаться с нашим саунд-продюссером (смеется). В принципе, любое выездное выступление приносит массу эмоций — новые люди, новая обстановка. Каждый раз открываешь что-то новое для себя. Да, черт возьми, просто интересно побывать там, где ты еще не был, хотя бы ради факта.


— Вы можете вспомнить какой-нибудь забавный случай, который случился на вашем концертном выступлении?

— У нас не бывает никаких забавных случаев на концертах. Каждый раз, когда мы выходим на сцену — играем так, как будто это наш последний концерт. На наших выступлениях по-настоящему жарко и нет места улыбкам и веселью. Если кому-то из ваших читателей доведется увидеть нас живьем, он поймет, в чем дело. Мы всегда выкладываемся на 200 процентов и требуем того же от людей в зале!


Scartown

— Насколько мне известно, у бас-гитариста Scartown — Дмитрия Голяшева существует сайд проект совместно с вокалистом группы Perimeter.
Что послужило толчком к созданию этого проекта?
Почему в качестве звучания было выбрано такое направление, как hardcore, причем в самом жестком и агрессивном его проявлении?
Хотелось бы узнать каковы результаты деятельности этого проекта, и на каком этапе развития он сейчас находится?

— Да, это действительно так. С Каином я знаком еще со школы и мы вместе начинали заниматься музыкой. Летом 2007-го на фестивале Эммаус мы с ним встретились впервые за долгое время, и именно с той встречи ведет отсчет своего существования группа YOU MUST MURDER. Почему именно хардкор? Да потому что мы играем по-настоящему жестокую, злую и бескомпромиссную музыку! И основным влиянием для нас всегда были ранний, олдскульный трэш и блэк, и, безусловно, хардкор направление. На данный момент состав полностью укомплектован, готовим концертную программу, буквально через несколько дней будет завершена работа над первым трех-песенным демо, и уже ведутся переговоры с одним техасским андерграундным лейблом, причем инициатива поступила с американской стороны.


— Как Вы оцениваете будущее группы, так скажем, лет через пять? Это будет все тот же Scartown, каким мы его знаем и любим сейчас, или же группе будет присуще другое, совершенно новое звучание? Возможно, у кого-то из участников появятся сольные проекты?

— Наверное, всё же не стоит думать про завтра, когда не все еще сделано сегодня, не все выжато еще из этого дня нашей жизни. Мы живем сегодняшним днем, и тот Scartown, какой он есть сейчас, просуществует ровно столько, сколько будет нужно. Точно можно сказать, что топтаться на месте мы не собираемся, и если в определенный момент мы поймем, что надо что-то изменить в себе и в подходе к музыке, мы без сомнений пойдем ва-банк. Нам не страшны кардинальные перемены, и это проверено годами нашей совместной работы. Касательно сольных проектов — это личное дело каждого из нас. Просто мы уверены, что Scartown всегда останется таким, каким мы его делаем, всегда останется для нас на первом месте. Наличие каких-то сторонних проектов может помочь в привнесении каких-то новых идей, новых мыслей в творчество группы.


— И в завершение нашего интервью: что Вы можете пожелать ташкентским группам, которые играют тяжелую музыку?

— Верить в то, что вы делаете и никогда не сдаваться. Будьте честны по отношению к себе и к своим слушателям и тогда все у вас получится!



За помощь в организации данного интервью выражаю благодарность компании Irond и лично Алексею Кузовлёву.


2008-12-22
PANTERA специально для проекта «Тяжёлые Будни»

ОБСУДИТЬ НА ФОРУМЕ »»



« НАЗАД В РАЗДЕЛ "ЭКСКЛЮЗИВНЫЕ ИНТЕРВЬЮ"



Тяжёлые Будни — All Right Reserved
© 2002 — 2009
Копирование материалов только со ссылкой на Тяжёлые Будни
Электронная почта: info[at]harddays.net